?

Log in

No account? Create an account

Alexandre Vassiliev

Поль Пуаре

4 mai 11 15:11 - Поль Пуаре

Друзья, в издательстве «Этерна» вскоре выйдут знаменитые мемуары Поля Пуаре с моим вступительным словом и обширным иллюстративным материалом из моей коллекции. Сегодня, эксклюзивно для читателей моего блога – текст, предваряющий будущую книгу и несколько прекрасных иллюстраций. Приятного чтения и просмотра! АВ

Сын парижского торговца тканями в районе Чрева Парижа и довольно строгой и целеустремленной мамы, мечтавшей из сына сделать не кутюрье, а зонтичного мастера, Поль Пуаре был очень способным юношей. В детстве он одевал куклу, подаренную ему сестрами. Вероятнее всего этот интерес к созданию одежды был генетически унаследован. Ведь и две его сестры – модельер Николь Пуаре-Грульт и  шляпница Мод  Пансон, сделали также видные карьеры в мире моды. Правда и то,  что их отношения никогда не были близкими. То ли от зависти, то ли от чувства превосходства талантливого брата над ними. Так, одна из сестер Мари Пуаре, выйдя замуж за антиквара и декоратора Андре Грульта, стала называть себя Николь Грульт. Ее увлечение создавать платья для себя  проявилось еще в 1908 году, и она отказалась помогать гениальному брату в его доме, предпочтя свой собственный путь в мире моды. Держала в Париже дом моды с 1911 по 1935 год, пытаясь конкурировать с собственным братом, что не способствовало улаживанию отношений в этой непростой семье.

Ранний взлет Поля Пуаре был поистине фантастичным. Пройдя школу Жака Дусе, выходца из старинной семьи потомственных портных, изысканного и тонкого кутюрье Бель Эпок, Пуаре проникся духом высокой моды. Не только прекрасные клиентки Дусе, его роскошные муслиновые платья в розоватых тонах, но великолепная коллекция живописи и мебели 18 столетия, собранная Дусе, стала той культурной средой, которая сформировала амбициозный талант юного кутюрье.  Покинув Дусе, Поль Пуаре отправился в армию на год, а потом в Дом  Ворта, самый старинный из всех модных домов От Кутюр в мире, основанный еще при Наполеоне III в 1857 году.  Старика Чарльза Ворта уже не было в живых, но Пуаре работал с его сыновьями Шарлем – Филиппом и Гастоном Люсьеном. Не будучи наделенными таким же большим дарованием как их великий отец, они пригласили молодого Пуаре для обновления крови великого Дома на rue de la Paix  в доме номер 7.

Пуаре создал для дома  Ворта  костюмы-тайеры, дневные платья и манто, которыми он там очень прославился. Работа молодого мастера  с верхней одеждой считалась в ту пору не очень престижной, ведь дамы более всего проводили время в интерьерах, а не в экстерьерах.  Русскоязычному читателю будет очень любопытно прочесть о встрече молодого кутюрье с княгиней Барятинской, одевавшийся у Ворта в те годы. Княгиня была строга и взыскательна, а молодой кутюрье приобрел во время этой встречи нужный опыт общения с русской взбалмошной аристократией. Окрыленный  первым успехом у Ворта, уже через два года Пуаре  уходит от  него и на занятые у своей мамы деньги  отрывает  в сентябре 1903 года свою фирму  на рю Обер дом номер 5 в Париже, недалеко от Гранд Опера. Его успех был молниеносным благодаря хорошо выбранным сотрудникам и связям со старыми клиентками из домов Дусе и Ворта. К этому периоду относятся редкие рисунки моделей, сделанные рукой Поля Пуаре из моей личной коллекции, которые впервые опубликованы в этом издании. Пуаре действительно вошел в историю как великий реформатор: он изменил силуэт, ввел в моду новую красочную гамму тканей для дамского платья, набивные ткани, новые сочетания, индивидуализировал парфюмерные запахи – и в результате раскрепостил женщину, освободив от оков  многовековых предрассудков. Пуаре создал нечто гораздо большее, чем новый костюм – новый образ жизни, стиль, который царил в Европе и Америке более десяти лет, до начала 1920-х годов.

Безусловно, и то, что  Поль Пуаре  первым освободил женщину от корсета с утягивающей талией в 1906 году, перенеся ее под грудь, тем самым удлинив ноги и создав более стройный и изысканный образ… «Женское движение борется за свободу, а я даю женщинам свободу движения», как писал он сам на страницах своего журнала «Газет дю Бон Тон». Платье Пуаре держится на плечах – «древнегреческих опорных точках» – от них одежда легко ниспадает, открывая щиколотки, ткань играет, движется. Несколько деталей – пуговица, шаль, пояс ниже талии помогают держать его. Освободив женщину от  многовекового панциря, Пуаре поставил перед ней более серьезную задачу – худеть. Стройная, худощавая женщина остается идеалом и по сей день.

В 1905 году музой  Поля Пуаре стала его жена Дениза, урожденная Буле – тонкая, черноволосая, юная, без корсета, свободная от макияжа и пудры. «Как здорово, – признавалась она, – найти мужчину, который еще и является вашим супругом, и который одевает вас так, будто вы явились из волшебной страны». Супруги создали то, что без преувеличения следует назвать творческим тандемом. Каждый выход Денизы Поль Пуаре в парижские модные места ожидался, освещался прессой и обсуждался парижским мнением. В каждом из этих выходов был привкус эпатажа, доходящего до скандальности. В этом, кстати, выразился новый интуитивно найденный подход к рекламе, который жив и по сей день.  А новинки сыпались словно из рога изобилия, то юбка-кий, то юбка-брюки... Пуаре становится в это время самым знаменитым и успешным кутюрье мира. Его видят скорое художником, творцом, а не просто поставщиком модных нарядов, как это бывало ранее с другими парижскими кутюрье.

Поль и Дениза Пуаре вошли в историю моды и как устроители грандиозных костюмированных праздников, проводившихся ежегодно, каждый из которых имел свою тему. Самым экзотичным и роскошным стало празднество 24 июня 1911 года  под названием «1002-ая ночь». Сам Пуаре играл на нем роль восточного султана, а Дениза – шахини. Газеты писали: «одалиски из гарема Пуаре вызвали такой восторг у наших дам, что теперь даже почтенные супруги политиков готовы бросить все и уехать к турецкому султану, лишь бы иметь такие наряды». В костюмах этих праздников, автором каждого из которых являлся, разумеется, сам метр, сказалось влияние Дягилевских балетов, колористики Бакста и шире – того ориентализма, который прослеживается в творчестве Пуаре после премьеры фокинской «Шахерезады» в 1910 году, на которой кутюрье присутствовал. Он и потом не пропускал премьер ни одного Дягилевского балета – сохранилось даже платье Денизы, созданное к премьере балета Вацлава Нижинского  музыку Игоря Стравинского «Весна Священная» в театре Елисейских Полей. Все же, следует отметить, что постоянное сравнение Пуаре с Бакстом очень нервировало и раздражало кутюрье и всякий раз он подчеркивал, что создал себе имя еще до начала Русских балетных сезонов Сергея Павловича Дягилева.

Однако влияние России на творчество мастера вовсе не ограничилось эхом балетной сцены. Привлеченный блеском русского двора и стремлением расширить клиентуру, осенью  1911 года Поль Пуаре вместе с группой манекенщиц отправился с показами по городам Восточной Европы, включая Варшаву, Москву и Петербург. Москву он полюбил! Причиной тому стала его дружба с выдающийся московской создательницей мод – Надеждой Петровной Ламановой, которую Пуаре знал по Парижу. Судя по его воспоминаниям, Ламанова хорошо накормила кутюрье и показала ему Кремль, Щукинский музей современной живописи и блошиный рынок на Сухаревке. Пуаре был в восторге от народных русских костюмов – сарафанов, косовороток, кокошников, кичек, шалей и платков и привез их в Париж изрядное количество.  По возвращении во Францию цветы и орнаменты этих ярких русских изделий вдохновили кутюрье на создание коллекции платьев на русскую тему – первой в мире. Названная «Казань» эта коллекция «русских» вышивок и уборов, сапог и сарафанов, нескольких платьев под тем же названием «Казань», сохраненная стараниями супруги и детей Пуаре, ушла с молотка в Париже в  мае 2005 года… Несколько лотов на этой исторической продаже удалось приобрести и автору этих строк. Это русские платки и вышивки, подаренные Н. П. Ламановой Полю Пуаре, русское льняное платье, ставшее прототипом для знаменитой коллекции «Казань» и несколько детских платьев в русском стиле, сшитых в мастерских Поля Пуаре по возвращению из России.

И как грустно сознавать, что ни один отечественный музей даже не подумал приобрести в свою коллекцию хотя бы один предмет из тех, которые должны бы составить предмет гордости национальной моды. Ведь мода на русское в одежде пришла к нам от Поля Пуаре, а ее отголосками были работы Ламановой и  многочисленных домов моды русских эмигрантов в Париже 1920х годов! Необходимость создания музея Национальной моды назрела давно, он должен стать и справочным центром и практической лабораторией для тысяч российских авторов, работающих с текстилем. Собрания народного костюма и дворцового платья являют собой лишь два сегмента истории стиля, они не в состоянии заполнить огромную лакуну. Собраний городского модного костюма 20 века, созданных известными кутюрье мира,  в России нет. Начинать создание этого музея следует уже сейчас, собирая, приобретая, реставрируя предметы моды ХХ века, в том числе и Поля Пуаре.

Талант Поля Пуаре  состоял и в великолепном выборе сотрудников. В 1910е годы Пуаре тесно сотрудничает с прекрасным французским художником графиком Раулем Дюфи.  В 1912 году к Пуаре на работу приходит прекрасный испанский  художник – иллюстратор Хосе де Замора, и в 1913 году Поль Пуаре принимает к себе в Дом первого русского – Романа Тыртова, петербуржца и сына адмирала, широко прославившегося в Европе и Америке в 1920е годы под псевдонимом Эрте. Эрте рисует для Пуаре юбку-абажур и оттачивает свое мастерство непревзойденного иллюстратора мод стиля Ар Деко.  Несмотря на дальнейшие разногласия и даже судебное разбирательство, связанное с тем, что Эрте присвоил имя Поля Пуаре к своим изделиям в годы Первой Мировой войны, сам Эрте, в своих прекрасных воспоминаниях «Вещи, о которых я помню» очень тепло пишет о таланте Пуаре. Пуаре продавал свои платья многим русским клиенткам. Часть  его уникальных платьев была куплена в России еще после исторического показа в 1911 году, и некоторые из них хранятся сейчас в коллекции платьев музея Эрмитаж в  Петербурге.

Знаменитый эксцентричный  князь Феликс Юсупов тоже был горячим поклонником творчества Поля Пуаре и, судя по его воспоминаниям,  обставил свою лондонскую квартиру исключительно мебелью и коврами работы ателье «Мартин» – дочернего предприятия  Поля Пуаре, создававшего убранство интерьеров. Стиль  Пуаре был очень любим в предреволюционной России, и связи с этим следует напомнить об описании русской модницы в 1917 году, опубликованном в журнале «Столица и Усадьба»: «Покачиваясь на восьмисантиметровых каблуках сторублевых ботинок, в самом простеньком туалете фасона chemise, чуть-чуть вышитом старым серебром (модель Пуаре), гладко причесанная, она похожа на подростка, такая невинная, трогательно простая, когда говорит поклонникам: «Видите, я тоже борюсь с роскошью, это, право, совсем не трудно».

О невероятной популярности стиля Поля Пуаре в России свидетельствует также и роман известного французского писателя Романа Гарри  «Обещание на рассвете». В нем французский автор описывает свои детские годы в польском городе Вильно. Именно в нем мать автора, бывшая актриса была вынуждена открыть псевдо-филиал Поля Пуаре на улице Погулянка. Там она продавал вольные копии его моделей без всякого разрешения из Парижа. Дело шло довольно успешно, пока клиентки не усомнились в аутентичности платьев Поля Пуаре, продавшихся в Вильно. Они потребовали встречи с великим метром моды. Находчивая предпринимательница  уговорила французского кондитера булочника, работавшего неподалеку, предстать  перед недоверчивыми клиентами в виде Поля Пуаре, что и было сделано и на какое-то время репутация «дома» была спасена.

А вот и другое свидетельство нашей соотечественницы – красавицы и фотомодели  Ии Григорьевны Ге, в замужестве леди Абди, которым она поделилась в личной беседе с автором этих строк: «Я познакомилась с Полем Пуаре сразу после свадьбы в 1923 году. Мое первое платье после замужества я заказала ему. Это было длинное коричневое бархатное платье с подвесками на низкой талии. Пуаре заинтересовался мной в то  время, когда меня в Париже еще никто не знал». О показах Поля Пуаре в Париже пишет в своих эссе писатель Максимилиан Волошин, а  известная в Париже русская художница с Монпарнасса Мария Васильева создает скульптурный портрет Поля Пуаре в виде большой куклы.

Впоследствии Поль Пуаре станет принимать к себе на работу и русских манекенщиц – беженок от революции. Так, уже  в 1920е годы у Поля Пуаре работала русская манекенщица  баронесса Кира фон Медем, в замужестве Кира Середа. Она вспоминала во время встречи с автором этих строк в Монморанси: «Поль Пуаре хотел, чтобы я к нему поступила, и дал мне примерить свое платье. Но затем сам его надел и стал мне показывать, как надо его демонстрировать». Несколько позднее к Пуаре поступила  очаровательная  Ксения (Киса)  Куприна, дочь знаменитого писателя. В своих воспоминаниях она пишет о работе в доме Пуаре: «Он заставлял манекенщиц выстраиваться в полукруг и долгим тяжелым взглядом рассматривал каждую. Потом, остановившись возле одной из них, вдруг делал жест, как бы отгоняя муху. Это значило, что эту девушку выгоняют».  Она продолжает: «Новые модели создавались каждые шесть месяцев. Приходилось часами стоять на помосте, и модельеры драпировали на нас ткани, кружева, ленты, кроили, закалывали как на деревянных манекенах. Часто от усталости девушки падали в обморок».  Затем Кису выбрали в числе 12 манекенщиц для гастрольной поездки в Берлин с показом моделей Пуаре в театре Die Comedie. Специально для этого турне кутюрье создал коллекцию пальто в ярко-желтую и зеленую полоску, которые стали намечать новую тенденцию в его творчестве – простоту в крое и геометрию в орнаменте. Решив показать свою новую коллекцию еще до вечернего дефиле в одном из берлинских кафе, Пуаре тем самым сорвал контракт и пытался ретироваться со своими девушками-манекенщицами.   К. А Куприна вспоминала: «Собрав всех у себя в комнате, он предложил нам тайно вынести чемоданчики и бежать. Не уплатив по счету. Манекенщицы подняли бунт: было совершенно ясно, что незаметно уехать 12 девушкам, одетым специально, чтобы привлекать внимание, невозможно. В конце концов все устроилось и мы уехали».

В тот же период для Поля Пуаре работала русская манекенщица  графиня Наталья Николаевна Сумарокова-Эльстон, урожденная Белик,  а в каннском отделении дома в конце 1920х годов служила манекенщица Билли Бибикова, впоследствии – известная парижская модель. В 1928 году к Пуаре поступила манекенщицей Елена Львовна Булацель-Руссель, но, по ее воспоминаниям, «Пуаре уже тогда пел свою лебединую песню». Сохранилось несколько фотографий Е.Л. Булацель-Руссель в моделях Поля Пуаре времен его творческого эпилога.

Причиной упадка Поля Пуаре в 1920 годы  было изменения стиля в женской одежде в связи с женской эмансипацией и новым ритмом жизни. Новая мода была более короткой, прямолинейной и с талией на бедрах, предложенной Пуаре раньше времени еще в 1910 годы.  К тому же межвоенное время породило множество новых имен в мире моды. Многолетний ассистент Поля Пуаре Альфред Леньиф  открыл свой собственный дом моды, где в 1920е годы тиражировал идеи своего маэстро. В них чувствовались эстетические принципы построения модного костюма с использованием ламе, парчи и элементов этнического, часто восточного, кроя. Особой популярностью в 1920е годы у клиентов пользовались работы домов моды «Ланвен», «Вионне», «Пату», «Сестры Калло». Нот самым заклятым недругом Пуаре становится Шанель. Ей претил успех довоенного императора парижских мод, а сам Пуаре не мог перенести маленьких черных платьев Коко Шанель. В пику Пуаре, чьи авторские духи фирмы «Розин» пользовались большим спросом, Шанель в 1921 году выпускает свой первый аромат Chanel №5, придуманный для нее московским парфюмером Эрнстом Бо. Свидетельством вражды Шанель с Пуаре является известная встреча этих двух кутюрье в фойе Гранд Опера. Поль Пуаре, увидав Шанель,   обратился к ней с вопросом: «Мадемуазель Шанель, Вы вечно в  черных платьях. Это что, траур?» А Шанель ответила: «Да, по Вам!».

Настоящий финансовый упадок Пуаре начался в 1924 году и усугубился в 1925. году, когда, во время международной выставки Ар Деко, Пуаре отказывается выставлять свои модели в общем павильоне, посвященном моде, рядом со своими коллегами – другими  парижскими кутюрье. Для того чтобы подчеркнуть свою особую эксклюзивность, Пуаре на свои деньги сооружает на Сене три баржи, в которых устраивает шоу-румы своих домов парфюмерии Розин, мебели Мартин и платьев Поля Пуаре.  Но продажа билетов на баржи и интерес к платьям не окупил грандиозных затрат, и Полю Пуаре пришлось начать продавать акции своего дома, что в последствии и приведет его к полному банкротству. Полю Пуаре пришлось продать своей особняк в Париже и коллекцию уникальных произведений современного искусства – полотна Ван Донгена и скульптуры Бранкузи. Следствием этих финансовых неудач и  стресса будет и развод с любимой женой Денизой, матерью  четырёх его детей.  В 1927 году Пуаре закрывает свой знаменитый дом моды, переезжает в Канны, где продолжает создавать более скромные коллекции. В 1933 году Пуаре выпускает весенне-летнюю коллекцию для большого Парижского универмага Printemps и окончательно закрывается в 1934 году и в Париже и в Каннах. Совершенно разоренный, Поль Пуаре принимается за живопись, думая, что ею он сможет поправить свое положение.  Он пишет пейзажи маслом, чуть наивные, но искренние и милые. В моей личной коллекции есть две подписные живописные работы Поля Пуаре того периода, одна из которых опубликована в этом издании впервые. Продажу своих живописных работ он  чредует с торговлей вином в разнос, развозя на велосипеде бутылки марочных вин по элитным ресторанам Лазурного берега. Время безжалостно к нему. Но наперекор всем, Пуаре пишет в 1930е годы три знаменитые книги – «Одевая эпоху», «Мода и Финансы» и «Возвращайтесь!» – которые позволяют метру слегка поправить свое шаткое денежное  положение, усугубленное необходимостью платить содержание своей разведенной семье. Поля Пуаре приглашают читать лекции в Сорбонну, и театры изредка заказывают у него сценические костюмы.

С началом Второй Мировой войны Поль Пуаре перебирается в Париж, где записывается на биржу труда. В анкете безработного, в графе о предыдущем месте работы он пишет «Поль Пуаре», и юный клерк отказывается принимать эту неполную информацию, и по легенде Пуаре говорит по этому поводу: «Мне жалко народ, который не помнит своих героев!». Поль Пуаре умирает в оккупированном  Париже  28 апреля 1944 года в полном забвении.

Однако, уже с конца 1950х годов начинается возрождение интереса публики к творчеству Поля Пуаре. И что неожиданнее всего, этот интерес был спровоцирован его вдовой, Денизой, устроившей первую ретроспективную выставку его моделей. Музеи моды мира начинают каталогизировать свои модели с грифом  Paul Poiret. В эпоху хиппи, в конце 1960х годов, в Нью-Йорке возникает мода носить винтажных вещи от Пуаре. Выставки его творчества собирают значительные толпы почитателей его не меркнущего таланта. Цены на его модели начинают стремительно расти вверх, коллекционеры раскупают флаконы духов «Розин», подушки и коврики от «Мартин». Лично мне удалось впервые познакомится поближе с творчеством великого Пуаре лишь в начале 1980х годов в Париже. Тогда была еще жива одна из дочерей Пуаре, Пьерина, которая  позволила мне переснять уникальные фотографии из своего личного архива для подготовки моих лекций по истории моды  во французской школе моды «Эсмод». Тогда я впервые увидел эти великолепные архивные материалы. Пьерина Пуаре говорила и о том, что у нее находится значительная коллекция русских вышивок, кокошников и платьев, привезенным ее папой из Москвы еще в 1911 году. Увы, тогда мои финансовые возможности не позволяли мне приобрести подобного рода экспонаты для моей личной коллекции. Но судьба распорядилась иначе, и они все же попали частью ко мне, но много позднее.
 
В мае  2005 года весь мир коллекционеров модной одежды был возбужден  как никогда. Причиной их съезда в Париж стала аукционная продажа огромной коллекции семьи Пуля Пуаре – одного из метров моды, перевернувшего представление о женский красоте и гармонии цветов в начале века и снявшего корсет с талии наших бабушек или прабабушек. Этой продажи (а готовилась она три года) давно ждали собиратели и музеи со всех концов света. С молотка в течение двух дней ушло более 500 лотов вещей из личного гардероба жены Поля Пуаре – Денизы и их дочерей. Сегодня найти предметы с грифом отца моды ХХ века не так просто, а в случае везения – придется выложить за них круглые суммы. Но результаты аукциона превзошли самые смелые прогнозы – предметы с грифом этого замечательно талантливого мастера стоили от 7 до 60 тысяч евро, абсолютным рекордом стало платье, стоимость которого поднялась до 100 тысяч евро. Многие модели были приобретены Парижским музеем Моды во дворце Галлиера, иные попали в Нью-Йорк в Институт костюма при  Музее Метрополитен. Некоторые вещи закупил Институт Костюма в Киото, Музей моды в Сантьяго де Чили и другие собрания старинной одежды развитых и цивилизованных стран.

Одной из последних выставок Пуаре была та, что прошла недавно в Нью-Йорке в Музее Метрополитен и вызвала огромных ажиотаж у публики, а  осенью 2011 года, празднуя столетие первого визита Поля Пуаре в Россию, его вещи  предстанут в залах Музеев Кремля в Москве на большой ретроспективной выставке, посвященной его творчеству. Мы верим, что и эта книга станет прекрасным  подспорьем для всех ценителей моды, почитателей творчества Поля Пуаре и его эпохи.

Александр Васильев



























Actionné par LiveJournal.com